Оккупация Курска
Опубликовал: Редакция
Автор публикации: И. Г. Гришков
Источник: "Курск. Краеведческий словарь-справочник", под ред. Ю. А. Бугрова, изд. ГУИПП "Курск", Курск, 1997 г.
Дата публикации: 10.06.2014
Рейтинг: 21
Просмотров: 15819

В ночь со 2 на 3 ноября 1941 г., после упорных боев на подступах к Курску и на его улицах, части 2-й гвардейской стрелковой дивизии, полки народного ополчения оставили областной центр.

3 ноября 1941 г. в истории города начался период немецко-фашистской оккупации, продолжавшийся 15 месяцев.

Оккупированный Курск находился в зоне армейского тыла. Вся власть принадлежала немецкому командованию в лице военного коменданта. В его ведении были комендатура, воинские части, гестапо. Военная комендатура опиралась на вспомогательный аппарат управления, созданный из гражданского населения, полностью зависимый от немецких властей. В Курске им являлась городская управа. Ее возглавил городской голова И.А.Смялковский, до войны работавший заместителем управляющего Курской областной конторой "Заготкожа". Городская управа занималась не только исполнением приказов, распоряжений немецкой комендатуры, но и решением текущих проблем жизнедеятельности города, в котором проживали десятки тысяч человек (в феврале 1942 г. - около 81 тыс. чел.). В составе городской управы были созданы отделы: промышленный, жилищный, школьный, здравоохранения, топливный (всего 10). При отделе службы порядка состояла милиция-полиция. Основной обязанностью ее было помогать оккупантам в осуществлении охранно-карательных мер.

В течение всего периода оккупации город находился на военном положении. Систематически издавались приказы, запрещавшие хождение по улицам в вечернее и ночное время. Была проведена регистрация всех жителей Курска. На особый учет были поставлены евреи, коммунисты, комсомольцы, депутаты местных Советов, лица, служившие в Красной Армии.

Оккупанты, добиваясь покорности населения, широко практиковали репрессии. Они начались с первых дней оккупации.

5 ноября 1941 г. на Московской улице были расстреляны 15 человек. Расстреляли 50 бойцов народного ополчения, не успевших при отступлении уйти из Курска. 7 ноября 1941 г. комендант Курска генерал-майор Штумпфельд издал приказ о расстреле 10 запожников-мужчин из числа жителей города в ответ на то, что кто-то из гражданских лиц обстрелял и тяжело ранил немецкого солдата. Были уничтожены евреи, не успевшие эвакуироваться. Всего за 15 месяцев оккупации было истреблено более 2 тысяч человек. В это число не входят расстрелянные, замученные и умершие от голода советские воины, содержавшиеся в лагерях для военнопленных.

Репрессивно-террористические действия оккупантов сочетались с грабежами. Немецкие солдаты разграбили магазины города, провели повальные обыски в домах и квартирах, забирая продукты питания, теплую одежду, обувь, ценные вещи.

Оккупационная власть и городская управа широко практиковали привлечение горожан к выполнению трудовой повинности: к восстановлению железнодорожного узла, очистке железнодорожных путей и улиц от снега, ремонту дорог, заготовке дров, торфа. Уклонение от трудовой повинности рассматривалось как саботаж и имело как следствие отправление виновных в лагерь для принудительных работ.

Оккупанты принуждали курян отправляться в Германию и работать там на немцев. Только немногие согласились поехать добровольно. Большинство же было отправлено принудительно. Всего вывезено из Курска на работы в Германию более 10 тысяч человек. Они там трудились на предприятиях, железных дорогах, в имениях зажиточных крестьян и помещиков в крайне тяжелых условиях, испытывая унижения, оскорбления, издевательства. Многие вернулись на Родину тяжело больными, другие умерли на чужбине.

Промышленный потенциал Курска, ослабленный в результате эвакуации оборудования и уничтожения частями Красной Армии, оккупанты использовали для своих нужд. Это относится к продукции табачной фабрики (папиросы). Для немецких солдат изготовлялись валенки, фуфайки. Корпуса заводов "Текстильмаш", мотороремонтного, швейной фабрики, использовались как мастерские, где производился ремонт автомашин и танков. Часть оборудования, которое не было эвакуировано, вывезли в Германию.

Трудом местного населения, военнопленных немцам удалось восстановить путевое хозяйство Курского железнодорожного узла (железнодорожное полотно, стрелки, гидроколонки). Из Курска в сторону Орла, Белгорода, Щигров шли лишь воинские и санитарные составы, на Киев через Льгов - составы с хлебом, скотом, металлоломом. Проезд гражданских лиц по железным дорогам категорически запрещался.

Курская городская управа, находившаяся в услужении у не­мецких властей, вместе с тем не могла игнорировать нужды населения, оставшегося в городе. Она возобновила деятельность ряда мелких предприятий и мастерских, которые обеспечивали в определенной степени и потребности горожан. Работали табачная фабрика (папиросный и махорочный цехи), мельница, хлебозавод, завод фруктовых вод. Городская управа поощряла частную предпринимательскую деятельность. Были открыты частные мастерские по ремонту и изготовлению одежды, обуви, головных уборов, парикмахерские, часовые мастерские. В них применялся и наемный труд.

Торговая сеть представляла собой несколько небольших магазинов, находившихся в ведении городской управы или частных лиц. Они торговали старыми вещами, принимавшимися от населения на комиссионных условиях, галантерейными, скобяными, канцелярскими товарами, оставшимися после отступления советских войск. Продовольственных магазинов не было. Правда, имелось несколько хлебных ларьков, принадлежавших горуправе. Хлеб продавался по карточкам и то не всем, а лишь "прикрепленным" лицам. К таким относились: служащие горуправы, полицейские, рабочие и служащие промышленных предприятий, железной дороги, их иждивенцы. Все остальное население хлеба не получало.

Небольшим подспорьем для горожан служил рынок, но подвоз продовольствия был незначительным, так как сельское население было ограблено немцами. Работало несколько столовых. Часть из них принадлежала городской управе, в них могли получить обед по талонам "прикрепленные" лица. Другие столовые принадлежали частным лицам, но цены в них были очень высокими (в обращении наряду с немецкими марками, находились советские денежные знаки: 10 рублей приравнивалось к 1 марке).

В целом уровень продовольственного обеспечения жителей оккупированного Курска был крайне низким. На улицах часто можно было встретить опухших от голода людей, просивших подаяние. Чтобы не умереть с голода, многие вынуждены были с разрешения властей собирать глубокой осенью и ранней весной на близлежащих полях остатки урожая, обменивать в деревнях на продукты питания последние домашние вещи, одежду, обувь.

Немецкие захватчики на всех оккупированных территориях, в том числе и в Курске, большое внимание уделяли идеологической обработке населения. Они восхваляли фашистский "новый порядок”, прославляли Гитлера, активно пропагандировали идею неизбежной победы Германии. Обработка проводилась как в устной форме, так и через издаваемые в Курске газету "Новый путь" (позже она называлась "Курские известия"), листовки, плакаты, через радиопередачи, немецкие хроникально-документальные и художественные фильмы, которые демострировались в одном из двух действовавших кинотеатров (другой кинотеатр - "Виктория" был доступен лишь для немцев). Все, что напоминало о советском образе жизни, подвергалось искоренению: советские гербы, эмблемы, плакаты, портреты, памятники. Были переименованы многие улицы города. В школах (работали лишь начальные школы) запрещалось использовать учебные пособия с советским содержанием.

Оккупационный режим принес курянам горе, лишения, тяжелые испытания. Но они выстояли в жестоком противостоянии. Более того, многие горожане оказали захватчикам и их пособникам сопротивление. Оно проявилось в деятельности городского подполья, разведывательно-диверсионных групп, в саботаже ряда мероприятий властей.

Курское городское подполье состояло из двух групп. Одна начала действовать буквально с первых же дней оккупации. Ее возглавили главный врач областной больницы хирург Ю.А.Козубовский и старшая медсестра хирургического отделения А.А.Булгакова. В, группе состояли врач Е.К.Коровина, медсестры Н.Г.Матяшова, А.Г.Злобина и др. (всего примерно 8 человек). Они спасли от смерти 20 бойцов народного ополчения, не успевших покинуть город. Под видом больных их разместили в палатах, а затем как "выздоровевших" отпустили домой. В 1942 г. медики спасли от угона в Германию на принудительные работы многих юношей и девушек Курска, выдав им фиктивные справки об инвалидности, о перенесенных операциях. Медперсонал проявил большую заботу о тяжелораненых советских военнопленных, временно размещенных в больнице.

С лета 1942 г. до февраля 1943 г. в Курске действовала еще одна подпольная организация, в составе которой было 30 человек, в основном работники Курского железнодорожного узла. Ее возглавил паровозный машинист депо Курск П.П.Бабкин. Подпольщики держали связь с партизанами и передавали им разведданные о расположении вражеских военных складов, аэродромов, воинских частей, о работе Курского железнодорожного узла. От партизан они получили толовые шашки, мины и другие средства, необходимые для диверсий. Осенью 1942 г. подпольщики взорвали в депо несколько паровозов, вывели из строя десятки железнодорожных вагонов. По координатам подпольщиков советские самолеты разбомбили в декабре 1942 г. склад авиачастей на одном из аэродромов, военные склады противника на северной окраине Курска, совершили напет на Курский железнодорожный узел, в результате чего был разбит составпорожняк, убито 25 немцев. Подпольщики распространяли листовки среди населения.

Совместной акцией обеих подпольных групп была организация побега трех советских офицеров-военноппенных осенью 1942 г..

Заметную роль в развертывании борьбы с врагом на оккупированной территории сыграло Управление внутренних дел Курской области, при котором был создан специальный отдел. Он готовил специалистов для разведывательной и диверсионной работы в тылу противника.

Часть их была оставлена в оккупированном Курске или переправлена в город через линию фронта. Деятельность агентов-разведчиков позволяла Управлению внутренних дел, обкому ВКП(б) контролировать ситуацию на оккупированной территории, иметь представление о политике оккупантов, их действиях и вооруженных силах. Диверсионные акты создавали нервозную обстановку в стане врага, наносили урон оккупантам. Так, в конце декабря 1941 - начале января 1942 гг. одна из диверсионных групп подожгла в Курске склад с военным имуществом, другая - здание в котором размещались немецкие солдаты.

О сопротивлении жителей Курска действиям оккупантов свидетельствовали многочисленные случаи уклонения от выполнения некоторых видов трудовой повинности.

Оккупации Курска пришел конец 8 февраля 1943 г., когда город освободили войска 60-й армии Воронежского фронта.

 

Литература:

Курская область в период Великой Отече­ственной войны Советского Союза. 1941 - 1945 гг. Сб. документов и материалов, т.1. Курск, 1960

Народные мстители. (Воспоминания курских и белгородских партизан и подпольщиков). 2-е изд. Воронеж,1975

Бугров Ю.А. Оккупация. (Краткий историко­публицистический очерк). В кн.: История Великой Отечественной войны в документах и судьбах (по материалам Курской области). Курск, 1995

Архив УФСБ по Курской обл., ф.4-й отдел УНКВД Курской области

Комментарии

Эту публикацию ещё не комментировалиНаписать комментарий
Имя:
Ваш комментарий:
Докажите, что Вы не робот:
Обновить код
Captcha